Верфь на столе
г. Москва, г. Зеленоград, ул. Заводская д. 1Б строение 2
+7(495)120-75-76 8(800)500-54-29
пн-пт с 9 до 18, сб с 10 до 18, время московское

Уникальный рисунок первого русского линейного корабля «Гото Предестинация»

Теги: Гото Предистинация, Петровский флот

 (Сокращенное популярное изложение. Полностью опубликовано: Меншиковские чтения – 2010 : научный альманах. – СПб. : XVIII век, 2010.)

В экспозиции главного зала Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге демонстрируется акварель П.Бергмана с изображением первого русского линейного корабля «Гото Предестинация» («Божье Предведение»), спущенного на воду в Воронеже 27 апреля 1700 г.

Первое упоминание такого уникального документа Петровской эпохи, каковым является чертеж П.Бергмана, содержится в книге-альбоме «На румбах морской славы», подготовленном А.А.Раздолгиным и М.А.Фатеевым в 1988 г. Позже обращался к описанию и публикации акварели В.Г.Крайнюков в своей статье о «Гото Предестинации» (Морская история. Вып.1. СПб, 1999). Однако, указанные авторы не ставили задачи описать документ полностью и допустили ряд ошибочных толкований изображения.

Попробуем разобраться со временем и обстоятельствами создания акварели, проанализировать само изображение корабля Питером Бергманом из Карлскруны.
Сведений о времени, источнике и обстоятельствах поступления экспоната в собрание музея в учетных документах не отложилось. Учитывая «довоенный» инвентарный номер акварели, свидетельство ряда старейших сотрудников музея, помнивших этот экспонат в экспозиции с 1945 года, а своими воспоминаниями с автором статьи поделились А.Л.Ларионов (в ЦВММ с 1945 г.) и хранитель изофонда В.Б.Морозова (в ЦВММ с 1957 г.), стоит предположить, что акварель могла быть выявлена в 1939 году в ранее не разобранных бумагах при перемещении из здания Адмиралтейства в нынешнее здание музея, Биржу на стрелке Васильевского острова.

Немаловажно отметить, что акварель П.Бергмана не была известна дореволюционным историкам, авторам фундаментальных трудов по истории русского флота, Елагину С.И. и Веселаго Ф.Ф. Нет упоминаний акварели и в трудах других историков, специализировавшихся на изучении Петровской эпохи. Не обнаружено до настоящего времени никаких упоминаний этого замечательного изображения известного корабля в самих документах Петровского времени, переписке Петра I с его окружением. Все это может предполагать случайное сохранение акварели в личных бумагах кого-то из высших должностных лиц Адмиралтейства, каковые попали в музейное собрание после революции.

Впервые имя автора акварели, Питера Бергмана появляется в русских документах в 1698 году. В списке нанятых иноземцев в ходе Великого посольства и прибывших в Россию через Архангельск числится «констапель Петер Берман». В другом подобном списке 1698 года он же записан как «свеянин Питер Берман, констапель». На то, что это именно Питер Бергман указывает отсутствие в списках других схожих сочетаний имени и фамилии. Видимо, фамилия занесена писарем на слух с искажением. Как видим, Питер Бергман, как и Х.Отто, будущий цейхмейстер, начинал свою службу так же констапелем. Указание «свеянин» так же согласуется с подписью автора акварели: «Pieter Bergman van CarlsCron», т.е. из Карлскруны, главной базы шведского флота, не смотря на то, что вся подпись под акварелью выполнена на голландском языке, которым, видимо автор уверенно владел.

Итак, шведский поданный Питер Бергман поступил на русскую службу в Амстердаме в 1698 году в чине констапеля и через Архангельск прибыл в Воронеж. Сведений о его службе до 1701 года не обнаружено ни по флоту, ни по адмиралтейству. Учитывая унтер-офицерский чин и артиллерийскую специализацию, П.Бергман мог быть приписан к экипажу одного из воронежских кораблей, возможно даже корабля «Гото Предестинация». Это вероятное обстоятельство логично объясняет не только избрание П.Бергманом объекта для своей акварели, но и высокую, можно сказать беспрецедентную, подробность изображения корабля. Согласно подписи на акварели: «положен на лист 26 июня 1700 и подарен 11 сентября», она была выполнена в июне 1700 г.

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700. Фрагмент.

Носовая часть с форштевнем и гальюном корабля.Собрание ЦВММ.

 В связи с датировкой акварели П.Бергмана уместно провести параллель с работой  в это же другого иноземца, голландца, А.Шхонебека, оставившего нам замечательный гравированный триптих с изображением «Гото Предестинации». Был ли П.Бергман свидетелем выполняемых с натуры зарисовок А.Шхонебека? Повлияла ли наблюдаемая им работа А.Шхонебека, примечаемого за свое мастерство самим государем, на выбор темы для своей акварели? Не является ли акварель П.Бергмана попыткой выдвинуться из общей массы рядовых специалистов, продемонстрировав своё мастерство и возможности? Мы склонны ответить на эти вопросы положительно. Акварель П.Бергмана, даже по прошествии трёх столетий, сильно потускневшая от времени и условий хранения, до сих пор привлекает своей красочностью, подробностью и выразительностью. Попади этот «текен» на глаза государю и как знать, может, судьба улыбнулась бы Питеру Бергману, а мы, потомки, имели бы не одну его работу в качестве художника. Возможно, что П.Бергман не верно выбрал, через кого сделать это подношение как свидетельство своих возможностей. Думается, что если бы это был Ф.М.Апраксин или Ф.А.Головин, то акварель была бы показана Петру I. Но, к примеру, К.Крюйс не стал бы создавать конкуренцию А.Шхонебеку в лице неизвестного выскочки-констапеля, да к тому же шведа. Так и пролежал сложенный вчетверо листок среди бумаг его канцелярии.

А.Шхонебек. «Гото Предестинация». Гравированный триптих. 1700 – 1701.

Фрагмент кормы корабля.

А.Шхонебек. «Гото Предестинация». Гравированный триптих. 1700 – 1701.

Фрагмент со шлюпкой.


В 1701 – 1702 годах П.Бергман привлекается к гидрографическим работам под непосредственным руководством Ф.М.Апраксина и К.Крюйса. В этот период П.Бергман создает восемь рукописных карт донского устья и Азовского моря, результат, который по сравнению с другими картографами, впечатляет. Интересно отметить, что только две карты имеют дублирование надписей на русском языке. Последняя карта, выполненная П.Бергманом в Воронеже в 1702, снабжена картушем со следующей надписью: «Великiй государЦар iвеликiиКняз Петер Алеxиевич Всея Великия i Малыя i Бълiя Росиi Самодержец. Сей Паскартъ вручаъ Совсяким Унижениъм от Вашш Покорныя Слуге». Несомненно, что П.Бергман работал под руководством голландца, которому голландских надписей было достаточно. Возможно, что последняя карта была еще одной попыткой заявить о себе государю. Но, голландский покровитель надежд не оправдал.
Летом 1703 года поручики Бергман и Отто привлечены к обучению констапелей для флота. Показательно, что Ф.М.Апраксин, сообщавший об этом, назвал по именам только их двоих, остальных же учителей обозначил как «и другие».

Последнее упоминание имени П.Бергмана в документах относится к 1706 году, когда он занимался подготовкой судов в Казани, их снабжением припасами и командованием одним их судов в чине комендора. Это всё, далее имя П.Бергмана в делопроизводстве не выявлена, судьба его остаётся не известной.
Сама акварель выполнена на «александрийской» бумаге на листе размером 640 мм в ширину и 514 мм в высоту. Лист имеет следы складок, показывающих, что акварель долгое время была сложена вчетверо изображением внутрь. Оборотная сторона листа заклеена тканью в ходе не установленной по времени реставрации, тем самым возможные надписи утеряны. Перед оклейкой тканью лист был обрезан по краям с большими, на наш взгляд, потерями. Судя по масштабной линейке, рассмотрение которой будет выполнено позже, потери только левой стороны акварели составили не менее 3 см, а с учетом свободных полей и того больше.

Под непосредственно самим рисунком выполнена надпись на голландском языке:
« // […](Первая масштабная линейка, последняя цифра перед текстом «135») Hollandes voet de Schepe lengte en de breete is 34 voet int holl 10 ¾ ,, Diepgaende met voelle Stmúnitie achter 12 ½ : en voe[c] 10 voet ; breete (вторая масштабная линейка) […] // […]ing van een van Zÿn Czaerse Maÿestets Orloūgs Schepe. Het wolke van Zÿn Maÿest: Scltf  int Jaer 1698 en 1699: tot Worones geboūt ids en[t]. de [ ] May A˚1700 van d[i] Staapel afgelopen ; afgesett de 26 Jūny A˚1700 en dott[s] 11 Septemb: van // Pieter Bergman van CarlsCron. Hollendse dūym[as] 11 ep een voet (третья масштабная линейка) […] // »
Предлагаем перевод этого текста, опуская наши примечания в скобках. Знаком (?) обозначены слова, перевод которых не был обнаружен, но смысловое значение читается из предыдущих слов:
« // [135] голландских футов кораблю длина и ширина 34 фута в глубине 10 ¾; Осадка с полным грузом (?) сзади 12 ½ и спереди 10 футов; ширина [...]// [Чертеж] одного Его Царского Величества Военного Корабля. Он полностью от Его Величества делан с года 1698 и 1699 в Воронеже строением окончен. [   ] мая от Рождества Христова 1700 со стапеля спущен; нанесен 26 июня 1700 и подарен 11 сентября // Питером Бергманом из Карлскроны. Голландских дюймов 11 в каждом футе [...]//»

Кроме этой подписи, на акварели имеется и другой текст, на балке кормового подзора: « положенъ кiлъ 1698 носмурия is 1700 апрелиа 28 въздъла былъ в». Этот же текст, который является несомненной принадлежностью корабля, выполнен А.Шхонебеком в своем триптихе «Гото Предестинации»: «положенъ киль: 1698 ноєбрїя 19: спущен 1700 априлия 28. без дело былъ // 8 м[е]с[я]цовъ. дълалъ П.М. стоварыщи.» Сравнение обоих текстов выявляет механическое, без осознания смысла текста, перенесение П.Бергманом надписи на корме корабля, содержащей в себе не найденную автором рисунка дату спуска корабля на воду. П.Бергман так же не придал смыслового значения подписи на корме, уместив на рисунке столько текста, сколько у него получилось. Бессмысленные для иностранца черточки и палочки славянского шрифта явно скопированы с натуры самим П.Бергманом настолько точно, насколько он смог это сделать. Главное при этом, что рисунок, таким образом, выполнялся с натуры, с самостоятельными замерами и зарисовками. В свою очередь, этот вывод может объяснить те расхождения, которые наблюдаются в акварели с другими документами и свидетельствами современников о «Гото Предестинации».

На акварели П.Бергман показал три масштабные шкалы. При этом, сначала были выполнены сами шкалы, а затем между ними был прописан выше показанный текст с учётом уже содержащейся на шкалах информации. Рассмотрение начнем с последней шкалы, которая расположена в нижнем правом углу листа и снабжена надписью о том, что каждый голландский фут имеет 11 дюймов. Она представляет собой шкалу из вертикальных отрезков, ограниченных сверху и снизу параллельными линиями, пересеченную косой линией из нижнего левого угла до верхнего правого угла. Этот, последний угол отсутствует после «реставрации». Цифрами обозначен каждый пятый отрезок. Расстояние от «нулевой» отметки до цифры «20» составляет 34,5 мм, т.е. каждый промежуток равен 1,725 мм, что составляет 1/15 натурального голландского дюйма (Голландский, вернее, амстердамский фут равен 283,1 мм. Голландский дюйм составляет 1/11 его часть и равен 25,7 мм. В сравнение, английский фут равен 304,8 мм, его дюйм (1/12) равен 25,4 мм.). Таким образом, целый натуральный дюйм имеет отметку на цифре «15», а продлив утерянное «реставрацией» построение шкалы, получаем её длину, равную 2 голландским натуральным дюймам. Высота шкалы, таким образом, составляет 1/3 голландского дюйма. Назначение шкалы показать истинную размерность голландского натурального дюйма и его десятичных долей в натуральном виде.
Первая, самая большая шкала, находится под изображением корабля сбоку и, видимо, относится только к этому виду. Масштаб составляет: в 1 натуральном футе – 100 масштабных футов, или 1:100 в современном виде.
Вторая масштабная шкала своими очертаниями напоминает первую, но расположена под видом корабля с кормы и предназначена только для этого вида. Масштаб: в 1/10 натурального дюйма – 1 натуральный фут (в метрической системе 1:110 н.в.).

Рассмотрение особенностей масштабирования указывает, что, с одной стороны, П.Бергман никогда корабельными чертежами не занимался и не имел представления, как это делается. Корабельные чертежи, а именно так трактовал автор свой рисунок, текен, в это время имели определенные правила построения на листе, принципы масштабирования и выполнения самой шкалы масштаба. Все это выполнено П.Бергманом не «по-корабельному», в разных масштабах, в десятичном делении размерного дюйма. Но при этом, применение этой, усложненной по сравнению с обычной практикой, системы размеров и шкал выказывает в авторе живой ум, образованность и сообразительность, умение работать с разметочным инструментом.

Композиционное расположение П.Бергманом корабля с боку в более крупном виде, а с кормы в уменьшенном, создает впечатление движения. Соответствующим образом расположены облака, которые на виде сбоку как бы набегают на корабль из-за кормы, а на виде сзади они набегают справа. Движение корабля подчеркивается правильным расположением флагов по ветру и различной схемой поставленных парусов. На виде сбоку паруса поставлены двумя ярусами с подобранным гротом, а на виде сзади поставлены все три яруса. Таким образом, корабль как бы совершает эволюцию поворотом, говоря морскими терминами, из курса правым галсом в полный бейдевинд на курс правым галсом в бакштаг. Схема парусов для каждого из этих курсов показана совершенно правильно. Водная поверхность на акварели весьма убедительна, причем, автору удалось реалистично показать речную толчею, которую можно наблюдать, к примеру, на  реке Неве в ветреный день.

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700.

Фрагмент.Корма и боковая галерея корабля.Собрание ЦВММ.

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700.

Фрагмент вида сзади корабля. Собрание ЦВММ.


Еще больше реалистичности акварели добавляет показанный сюжет с фигурами людей на борту корабля и в шлюпе, проплывающем вдоль него. В фигурах на квартердеке легко угадывается высокая фигура Петра I в простом платье и шляпе голландского покроя. Рядом более грузная фигура кого-то из сановников в парике и шляпе. За фигурой Петра I еще два человека, явно в военных мундирах и треуголках. Остальные фигуры показаны без головных уборов, некоторые в париках, платья у всех различны по окраске, охристые, синие, белые. Кто позволял себе носить шляпу в присутствие государя? Кто-нибудь из очень близких в это время к нему сановников, Ф.А.Головин, Ф.М.Апраксин либо К.Крюйс. Предпочтительней последний, имевший рост под стать Петру, но более грузный, да к тому же, если П.Бергман, как представляется, предполагал донести свою акварель до Петра через К.Крюйса, изобразив последнего рядом с государем, тем самым мог надеяться на удовлетворение тщеславия своего покровителя. Обращают на себя внимание и остальные фигуры на первом плане, их позы. Всё изображение создаёт впечатление реально происходившего действия, которому П.Бергман был непосредственным свидетелем. Усиливается это впечатление рядом деталей. В частности, на борту корабля рассыпаны фигуры, среди которых ясно различаются матросы в серых бострогах и шляпах соответствующего покроя и артиллеристы команды в красных мундирах. Еще больший интерес вызывают фигуры, находящиеся в шлюпе возле корабля. Сам шлюп (или бот) весьма красив, охристого цвета, с богатой резьбой вдоль всего борта и плохо просматривающейся фигурной резьбой у форштевня. Внутри выкрашен красной краской. 12 гребцов и рулевой в охристых одеждах. На месте пассажира показана очень колоритная фигура в простом сером, мешковатом одеянии, придерживающая одной рукой снятый головной убор. Длинные седые волосы. Лицо обращено на корабль и находящихся на нем людей. По нашему мнению, это фигура служителя церкви, которому рулевой указывает на корабль. Кому из священнослужителей в Воронеже мог быть предоставлен богато отделанный шлюп с персональными гребцами для осмотра государева корабля? Известно, что из всех священников Петр I в это время примечал епископа Воронежского Митрофана, много помогавшего государю и материально, и морально поддерживающего его в строительстве флота. Поэтому, вполне возможно, что именно архиерей Митрофан показан в шлюпе во время осмотра корабля.

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700.

Фрагмент. Квартердек. Собрание ЦВММ.

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700.

Фрагмент со шлюпом. Собрание ЦВММ.

Весь сюжет, показанный П.Бергманом на акварели, имел место в реальности 30 мая 1700 г., день рождения государя, который никак не мог уехать из Воронежа, не испытав своего «первенца». Это же событие зафиксировал по своему А.Шхонебек в своем триптихе «Гото Предестинация». Но, акварель П.Бергмана все-таки уступает в художественном плане гравюре А.Шхонебека, уступает именно тем, что так ценно в его акварели, своей реалистичностью. Лишённый воображения, явно талантливый, но все же имеющий навыки только точного отображения, каковые требуются для картографической деятельности, П.Бергман не смог привнести в акварель того художественного вымысла, авторского преломления реальности, качество, отличающее настоящего художника, каковым является А.Шхонебек. В акварели П.Бергмана все слишком правильно, слишком сухо, слишком точно, чему мы должны быть безмерно благодарны, но от чего страдает эмоциональное восприятие работы в целом. У А.Шхонебека движение энергичное, наклон корабля, ракурс, волнение водной поверхности, нагнутые ветром мачты, поставленные, полные ветра паруса, искажения в корпусе и резьбе, где-то преувеличенные, где-то удаленные совсем, всё это подчинено общему замыслу – вызвать в зрителе эмоциональное восприятие.

Фотографическое изображение в исполнении П.Бергмана более ценно в качестве достоверного исторического свидетельства об архитектуре, внешнем облике, отдельных инженерных и конструктивных решениях, рангоуте и такелаже, парусной оснастке, художественном оформлении и даже принципе артиллерийского вооружения первенца русской школы кораблестроения. Наиболее подробное из всех авторов описание корабля «Гото Предестинация» на основе акварели П.Бергмана выполнил В.Г.Крайнюков. В целом, его описание верно. Отдельные, но принципиальные ошибки, допущенные им, кардинально меняют инженерную и историческую концепции, положенные в основу реконструкции корабля. 

П.Бергман. «Гото Предестинация». Чертеж. 1700. Фрагмент.

Борт с технологическими устройствами постановки гребных постиц.

Собрание ЦВММ.

Архитектура и конструктивная схема корпуса корабля достаточно традиционна для своего времени: две сплошные артиллерийские палубы, надстройка в носу (бак) и протяженная надстройка в корме (квартердек). Особенностью является отсутствие юта, верхней кормовой надстройки на квартердеке.
Схема размещения артиллерийского вооружения следующая. На нижней палубе 13 пушечных портов на сторону, в них носовой порт не заполнен пушкой. Эта традиция, прослеженная нами до 30-х годов XVIII века по табелям снабжения и проектным чертежам русских кораблей, так же пришла из Англии, в которой существовало несколько вариантов вооружения одних и тех же кораблей в зависимости от поставленных задач в кампании. На верхней палубе «Предестинации» 12 пушечных портов, все заполнены пушками. На квартердеке 4 порта с пушками. Таким образом, пушечных портов «линейного боя», определяющих ранг, на корабле всего 58, вооружено пушками только 56 портов. В связи с этим утверждение Петра I, что им был заложен 60-пушечный корабль, является рядовым округлением общего числа пушечных «мест», а ранжирование корабля в деловой переписке 58-пушечным отражает всего лишь наличное число пушечных «мест» по количеству пушечных портов. К этому необходимо добавить, что П.Бергман показал 4 кормовых «ретирадных» порта не вооруженными пушками. Носовых портов для «погонных» пушек не показывает А.Шхонебек ни на верхней палубе, ни на баке.

Общее конструктивное решение пространственной модели корпуса, просматриваемое на акварели П.Бергмана, особенно на виде сзади, характеризуется большим завалом надводного борта, отсутствием так называемого бухта, прямого вертикального участка надводного борта примерно от нижнего бархоута до нижних пушечных портов. По Бергману, главный шпангоут, мидельшпнагоут, из-под воды подходит к бархоуту не отвесно, а несколько под углом, что может характеризовать более острые образования его подводной части, чем принято считать. Затем линия мидельшпангоута круто по дуге заваливается внутрь корабля и, видимо, на высоте верхней палубы формируется обратной дугой. Последний участок, верхняя часть борта, на виде сзади не просматривается, но установка ряда снастей на верхнем бархоуте предполагает достаточно сильный завал бортов внутрь, позволяющий этим снастям не переламываться о планширь при пересечении борта. К сожалению, вида с носа П.Бергман не оставил, но судить о параметрах корпуса в носовой части возможно путем реконструкционной проработки с учетом показанных на боковом виде особенностей корабля. Носовые образования по Бергману должны быть более острыми, чем принято считать. Бархоут в этом месте практически подъема не имеет. Реели гальюна, соединяющие носовую фигуру с баком и корпусом, выполнены в английском подобии (манире), но линия грепа, передняя сторона княвдигеда, водореза, имеет при вхождении в воду заметную вогнутость, что с учетом более спрямленного форштевня предполагает «континентальное» соединение княвдигеда с форштевнем. Фигура льва, напоминающая своей посадкой английский метод, выглядит по-голландски более легкой. Пространство между спинкой льва и первой стойкой гальюна заполнено дополнительной фигурой художественного оформления, приём, прослеживаемый в дальнейшем в чертежах русских кораблей первой четверти XVIII века. Вообще, вся носовая часть гальюна со львом напоминает голландскую маниру, но положение носовой фигуры относительно корпуса несколько ниже, чем принято, а примыкание реелей гальюна имеет больше английское подобие, подчеркнутое расположением и рисунком сапортуса, кницы крамбола, который как бы является продолжением нижнего рееля гальюна.

Обращает на себя внимание решение участка корпуса на виде сбоку в средней части, от русленей с вантами фок-мачты до русленей с вантами грот-мачты. Этот участок и в бархоутах, и в линии пушечных портов, и в линии фальшборта практически горизонтальный без выраженной погиби. Объяснение такому не традиционному решению содержится в металлических откидных кронштейнах и мощных вертикальных петлях, уключины которых приходятся на линию нижних косяков пушечных портов верхней палубы. Кронштейнов ровно восемь, они расположены попарно между пушечными портами. Петли расположены по сторонам портов. Предназначение этих устройств читается в линии, которую П.Бергман нанёс на корпус, соединив нижние косяки пяти пушечных портов. Эта линия не имеет продолжения далее именно этих портов, под которыми как раз и расположены откидные кронштейны, а рядом поворотные петли – верхняя часть фальшборта, таким образом, откидывалась наружу на петлях и укладывалась на отброшенные в сторону металлические кронштейны.

Никакого отношения петли и кронштейны к технологии постановки в плавучие доки, как считает В.Г.Крайнюков, не имеют. Для этого кронштейны слишком короткие и не выходят в откинутом положении далее максимальной ширины корпуса. Кроме того, верхняя полка кронштейнов, которая на виде сбоку выглядит опущенной под углом вниз, при откидывании, с учетом завала борта в месте их крепления к корпусу, становится практически горизонтальной. На них, в таком случае, возможно опереть только откинутый фальшборт.

Вывод о назначении кронштейнов и петель для откидывания фальшборта подтверждается еще рядом деталей. В частности, от марсовой площадки грот-мачты к задней переборке бака П.Бергман показывает снасти, предназначенные для осуществления подъема или опускания фальшборта – мощные блоки под марсовой площадкой, от которых тянутся две двойные снасти, скрепленные по средине своей длины парными блоками. Видимо, у задней переборки бака находилось устройство, возможно брашпиль, с помощью которого через блоки под марсовой площадкой грот-мачты осуществлялась постановка или уборка фальшборта. С этим же связано и расположение стеньг на мачтах не традиционно спереди самих мачт, а сзади, так как опустить и поднять стеньги спереди мачты не позволяют подъемные снасти фальшборта. Поэтому и проводка подвески нижних реев, на блоках в специальных стропках, пропущенных через эзельгофты, ничего общего с техническим новшеством не имеет. Такая подвеска нижних реев в качестве альтернативы основной голландской, при которой несущая снасть (реп) от рея перебрасывается через эзельгофт и спускается за мачтой к палубе,  описана известным историком XIX века Р.Андерсеном, как «обыкновенный метод», наблюдаемый на моделях рубежа веков.

Для чего нужны были откидные борта, показанные на корабле П.Бергманом. По нашему убеждению, в районе планширя изнутри на бортах были укреплены мощные брусья, так называемые постицы, с укрепленными в них уключинами для корабельных весел. Все это сложное сооружение в купе с веслами должно было служить облегчением маневрированию корабля на речной акватории. Использовалось ли оно на практике, сведений пока не обнаружено, как не обнаружено свидетельства наличия на борту «Предестинации» корабельных весел. Но этот вывод и показанная П.Бергманом система откидных бортов требует пересмотра продолжающейся до настоящего времени полемики о причинах наименования первых азовских кораблей, «Св. апостола Петра» и «Св. апостола Павла», участвовавших во втором Азовском походе, по началу галеасами, а затем фрегатами. Вопрос, почему это происходило, волновавший еще Елагина С.И., может получить разрешение именно через применение на этих кораблях откидных бортов, превращавших парусные фрегаты в гребные галеасы. Одновременно, такая трактовка терминологического именования кораблей может примирить историков с изображением «Св. апостола Петра» под стенами Азова на известной гравюре А.Шхонебека.

На акварели П.Бергмана прекрасно видно, что контртимберсы «прямого свода», замыкающие с кормы поверхность бортов и образующие основу самой поверхности гакаборта с кормовыми окнами и верхней резной поверхностью, установлены с отступлением от традиционного способа, когда они основываются на кницы кормового подзора, выступающие дальше за руль. На «Предестинации» они установлены непосредственно на гекбалк (винтранец). Сам балкон образован последним палубным бимсом на концах книц кормового подзора. Такая конструктивная схема, возможно, привнесена прибывшими к началу строительства корабля из Венеции Ф.Скляевым и Л.Верещагиным. Перекликается с этим и декоративно-художественное убранство в кормовой части. В частности, концы книц кормового подзора оформлены масками, распространенными в Венеции, а не львиными головами, как утверждается повсеместно. Это прекрасно видно не только у П.Бергмана, но и у А.Шхонебека. Объяснимо при этом применение персонажей именно римской мифологии в оформлении боковых галерей. У П.Бергмана, не смотря на небрежное исполнение, довольно ясно читается сюжет одного из подвигов Геракла - добывание яблок Гесперид. Запечатлен момент, когда Атлас приносит яблоки держащему небесный свод Гераклу. Следует ожидать, что с другой стороны был помещен другой подвиг Геракла. Под галереей показан свившийся в кольцо дракон, охранявший сад Гесперид. Тут же, выше дракона, расположены сами дочери Атласа, Геспериды среди волшебного сада. Фигуры Гесперид с боковых галерей объединены с такими же фигурами в виде балюстрады кормового балкона.  С Гераклом же перекликается фигура за спинкой льва на носу корабля (сюжет укрощения Гераклом Немейского льва). Так проявлялось начало античной героизации деяний Петра Великого и сравнение их с подвигами Геракла. Не исключено, что привезенные из Венеции античные мотивы живо перекликались с работой, советами и познаниями А.Шхонебека, мастера мифологизации происходивших событий петровской эпохи. Сюжет, расположенный на гакаборте корабля и, собственно, давший ему имя, достаточно хорошо описан Алексеевой М.А. и Крайнюковым В.Г.: коленопреклоненный апостол Петр, которому спускается голубь и надпись «На сем камне я создам церковь мою». Этот щит окружен купидонами с трезубцами среди диковинного вида морских рыб.

Рангоут, такелаж, парусное вооружение достаточно полно описано В.Г.Крайнюковым, поэтому нет необходимости дублировать его работу. Отдельные размеры, полученные при изучении акварели П.Бергмана, с соответствующим анализом и пояснениями, реконструкционной проработкой являются темой отдельного исследования и в рамках статьи опущены.

© www.shipmodeling.ru, 2011
© А.В.Иванов, 2011


Статьи на тему:
21.04.0005Ингермандланд
11.01.0005Зарубежные верфи - петровскому флоту
18.11.0004Табель Петра I о корабельных пропорциях
07.10.0004Статья о вкладе Голландии в становление российского флота Петра I
26.08.0004Первый отечественный кораблестроительный Регламент
Верфь на столе